Сергей Кузнецов: «Надо не бояться делать смелые вещи». Говорим с главным архитектором Москвы на Культурном форуме в Петербурге

 Говорим с главным архитектором Москвы на Культурном форуме в Петербурге.

– На сессии Культурного форума вы сказали, что будут учитываться моменты, связанные с комфортом человека в городе, масштаб улиц и площадей, длина фасадов, их проработанность. Но показали только один вариант улучшенной панельной застройки. Будет ли спектр шире? На биеннале в Казани молодые архитекторы представили как остросовременные проекты, так и традиционные, с кирпичными домами и скатными крышами. Что еще нас ждет?

– Реновация по масштабу сравнима с реконструкцией Парижа бароном Османом, поэтому многих пугает именно своей грандиозностью. В основе же лежит задача сделать качественную городскую среду, конечно же, с домами абсолютно иного уровня качества, чем то, что сейчас построено. Это как с беспилотными машинами: отдельные автомобили тестируются, но система еще не создана. Например, район ЗИЛ вовсю строится: там работают больше двадцати архитекторов, и реализуются действительно классные проекты. Но к программе реновации ЗИЛ напрямую не относится, потому что застраивается с нуля, а на площадках реновации мы будем совмещать новую застройку со старой. Но вот в плане качества жилья и подходов к строительству они совпадают.

В новых районах мы планируем делать периметральную застройку с приватным двором, свободным от машин. За счет этого удастся снизить этажность – в среднем будет 10-12 этажей, для доминант района допускаются 14 этажей. В целом эти территории станут более проницаемыми за счет перепланировки улично-дорожной сети. Привлечение лучших архитекторов позволит совместить продуманное проектирование инфраструктуры с интересными фасадными решениями. Это даст новое качество среды, которое в зоне доступного жилья является редкостью для Москвы.

– Можно ли сделать фасады более благородными, долговечными? Кирпичными, например?

– Современные технологии идут по пути оптимизации цены и процессов изготовления. Сегодня кирпич используется не так, как в 1930-е годы. Из него не строят стены, а применяют кирпичную плитку в качестве облицовки навесного фасада. Появилось много других облицовочных материалов, которые отлично смотрятся, и нормально стареют. Ушли швы между секциями, цвета стали лучше. Но и кирпич будет применяться очень активно.

– Вы говорили о разработке новых норм. Можно ли будет не соблюдать устаревшие нормы по инсоляции, пожарным проездам?

– Мы будем выпускать региональные граднормативы для Москвы (РНГП), которые уточнят то, что мы тестируем как задание для архитектурно-градостроительного конкурса на пять экспериментальных площадок реновации. Пожарных проездов и инсоляции они не касаются. Но эти нормы, конечно, пора пересматривать. Они делают территорию несомасштабной человеку, не комфортной. Вот вы находитесь в Петербурге, рядом с нами Невский проспект шириной 37 метров. Никто не говорит, что это плохая улица, наоборот, здесь престижно жить и работать, всем всё нравится. Возьмем теперь обычную улицу в районе Бутово. Надо сделать полосу озеленения, сети уложить, потом пожарный проезд, сделать полосу парковки, газон – и повторить все это с другой стороны. В итоге получаем улицу 100 м шириной. Всех это раздражает, но когда начинаем говорить о нормах, все протестуют: «Как это мы откажемся от пожарных проездов или от солнечного света? Нет, нельзя». И продолжают ездить отдыхать в исторический центр, где не свистит ветер между домами, где не надо идти километр до перехода, чтобы перейти дорогу.

–  У нас есть несколько неоклассических авторов, довольно ярких. Они доказали, что ордерная архитектура возможна в недорогом жилье. Будут ли неоклассические кварталы?

– Я не сторонник такого подхода. То, что нам нравится в классике, – Зимний дворец или кварталы в центре Парижа, дешево не построишь. А более скромная средовая архитектура возможна. Если вы посмотрите европейский опыт, там есть и теплые натуральные материалы, и строительство из дерева. Дерево – материал, который достоин жизни, и является наилучшим ответом на широкий спектр вопросов. Пока тяжело идет согласование норм из-за пожарной безопасности, сложной логистики и отсутствия опыта в обработке. У дерева много плюсов: возобновляемость, энергоэффективность, огромные запасы древесины в России. Мы недополучаем в активной строительной промышленности России массу плюсов из-за архаичных норм.

– Что у нас с классическим образованием? Нужна ли дополнительная институция?

– Классическая школа живее всех живых. Такие проекты, как «Царев сад» и «Софийская набережная» – это поиск традиционной архитектуры. Но не стоит забывать о том, что архитектура, которая сегодня стала классикой, когда-то появилась вопреки общепринятым вкусам. Что нашим потомкам будет интересно из нашей сегодняшней жизни? Я на крайнем фланге новой архитектуры. За два месяца в парк «Зарядье» пришло 1,8 млн человек. Люди проголосовали «ногами». На Манежной площади такого не было, а ведь она как раз пример архитектурной боязни. Надо не бояться делать смелые вещи.

 

Источник: интервью с Сергеем Кузнецовым с сайта: www.archi.ru