Дом на острове

Каменный, но прозрачный; с колоннами, но современной архитектуры – Анатолий Столярчук спроектировал дом для Крестовского острова.

Крестовский остров – привлекательное место для петербургских застройщиков и архитекторов. Не так давно он был островом-парком, чуть позже – островом-стадионом. Сегодня – остров самой дорогой недвижимости в городе. Западная часть осталась демократичной: аттракционы, зелень и открывшаяся наконец «Зенит-арена» привлекают много людей. Восточная часть разительно отличается: необычайно безлюдные и тихие улицы, закрытые дворы, малоэтажные дома с выразительной архитектурой.

 

За последние полтора десятка лет здесь успели поработать многие востребованные мастерские, и редкий дом остается без архитектурных наград. Бюджет позволяет если не все, то многое: качественные материалы, гигантских грифонов, застекленные бульвары-оранжереи и причалы у парадных. Кроме того Крестовский остров не тяготит контекстом – массовая жилая застройка его почти не коснулась, здания стоят отдельно в окружении зелени. Тем удивительнее, что новые дома, которые здесь появляются, в основном далеки от вычурности. В то же время гулять здесь интересно: живая энциклопедия современных архитектурных приемов и экспериментов.

Тихая улица Эсперова, на которой расположится дом, спроектированный архитектурной мастерской Анатолия Столярчука, спрятана в восточной части острова. Трапециевидный участок расположен на «второй линии» от воды, прямо за домом «Венеция» Евгения Герсимова, и поделен между домом, спроектированным архитектурным бюро Анатолия Столярчука и строящимся по проекту Intercolomnium жилым комплексом Esper Club. Вместе они образуют замкнутое каре, которое обеспечит периметральную застройку участка. Другие соседи: клубный комплекс Diadema Club House по проекту бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры», коттеджи для судей Конституционного суда и бассейн «Спартак» 1972 года постройки, превратившийся теперь в дельфинарий.

В таком окружении архитекторы бюро Анатолия Столярчука поставили перед собой задачу создать дом, не похожий на соседние. «Подстраиваться под какие бы то ни было стили или архитектурный язык рядом стоящих домов – тупиковый и губительный путь, – говорит Анатолий Столярчук. – Результат в большинстве случаев будет выглядеть пародийно». Заказчик также не навязывал стилевых решений, что позволило создать простой и элегантный дом.

Его фасад, по словам архитектора, – «абсолютно монотонная стена, фоновая, без акцентов, перфорированная окнами». Впрочем, стена вовсе не монотонна: широкие откосы французских балконов, шахматно чередующихся с обычными окнами в рамках крупных квадратов фасадной сетки, делают пластику достаточно активной и непростой. Поначалу даже кажется, что ритм стены хаотично-вольный, и только потом с любопытством понимаешь, что это не так. Преобладающая материя фасада – светлый камень, но вставки терракотовых панелей формируют нюансированный ответ на соседство кирпичной поверхности «Венеции», а тонкие ребра фасадной решетки перекликаются с вертикальными тягами и неоготическими консолями дома Евгения Подгорнова.

Два прямых угла здания скруглены широкими дугами: здесь балконы исчезают, высокие окна «в пол» получают откосы а их ритм сгущается. Направленные в одну сторону откосы акцентируют поворот наподобие зубьев гигантской шестеренки – дом кажется согнутым, как пластилиновый. Третий, широкий угол – градусов 120 – задан поворотом улицы Эсперова. Здесь улица встречается с одноименным переулком, ведущим в сторону реки, и на стыке трех улиц образуется мини-площадь. Здесь, с видом на Неву, расположен главный вход со сквозным проходом во двор, в первом этаже акцентированный углублением-лоджией на двух опорах. Выше окна решены так же, как и на других поворотах, только здесь объединено не три, а пять вертикальных рядов – стена подчеркнуто «растянута» на сгибе.

Дом полностью жилой и состоит из четырех шестиэтажных секций с одним ярусом подземной парковки, занявшей все пятно застройки; внутренний двор – кровля подземной парковки. Западная секция, вытянутая вдоль улицы Вакуленчука, занята апартаментами, остальные – квартирами, на каждом этаже их от 2 до 4 площадью от 50 до 220 м2.

Первый этаж вдоль улицы Эсперова придвинут к красной линии, прорезан сравнительно небольшими окнами, и выглядит как цоколь. Парадный вход, как мы помним, решен в виде глубокого уступа-выреза на двух опорах. С северо-восточной стороны, единственной, где дом не имеет уличного фронта и «красной линии», а примыкает к группе естественных зарослей, архитекторы превратили первый этаж в галерею: широкие витражи прячутся здесь за редкой чередой круглых сдвоенных опор, живо напоминающих «красную дорику» Ивана Фомина.

Верхний, шестой этаж также отступает от красной линии, но с тыльной стороны отступ невелик и прикрыт тонкой, продолжающей ритм фасада пилонадой, а с речной стороны по требованию КГИОП полоса сплошного витража отодвинута глубоко, метров на пять, и образует широкую террасу с речными видами для трех пентхаусов в северной части дома. С этой стороны дом получил сдержанно профилированный карниз глубокого выноса – он одновременно «останавливает» рост здания, пряча за собой отступающий шестой этаж, и продолжает, хотя и не буквально, линию карниза дома Евгения Подгорнова. Высота дома Анатолия Столярчука до карниза – 18 м, общая, включая техэтажи – 23 м.

Торцы двух домов смыкаются, что не слишком характерно для современной строительной практики, но типично для исторической застройки Петербурга. В местах примыкания дом, спроектированный бюро Анатолия Столярчука, теряет пластичность, предпочитая оформить переход лаконично: стеклянным витражом, артикулирующим и в то же время смягчающим стыки между двумя домами принципиально разной архитектуры. На улице Эсперова витраж нависает над проездной аркой, со стороны тупиковой улицы Вакуленчука сплошная стеклянная плоскость прорезана лишь карнизом, который заставляет нас вспомнить хрестоматийные произведения постмодернизма. Лаконизм «стыковочных» фрагментов переходит во двор: гигантские поверхности витражного остекления здесь обрамлены плоскими рамами и разделены «башнями» лестнично-лифтовых узлов и оживлены лишь рядом вертикальных «бойниц» – окон первого этажа и галерей, теперь уже на одиночных круглых опорах, зеркально отражающей внутри наружную галерею северо-восточного фасада.

«Найденное архитектурное решение будет жить только при определенном условии – качественных дорогих материалах и качественном исполнении», – подчеркивает Анатолий Столярчук. Действительно, дом кажется результатом сочетания достаточно редких по нашим временам условий: сравнительно удачных риелторских обстоятельств Крестовского острова, небольшой высоты, ограничений, насыщенного окружения – все это подталкивает к работе с нюансами. Дом – средовой, но детально проработанный, он – тот самый вариант контекстуального модернизма, который требует качественного исполнения и дорогих элементов – к примеру, того же натурального камня или французских окон. Этот жанр был развит в 2000-х, а затем сник вместе с рынком; действительно, с социальной точки зрения он не может вызывать особой симпатии, а с эстетической – может, на такие дома интересно рассматривать, отыскивая новые сочетания старых приемов. Поэтому так или иначе, а хотелось бы, чтобы жанр продолжил свое развитие. 

Алёна Кузнецова для сайта: www.archi.ru