Совет по архитектурному и историческому наследию СПбСА_19.04.2018

Дорогие друзья!
19 апреля (четверг) в 18:30 состоится очередное заседание Совета по архитектурному и историческому наследию Санкт-Петербургского Союза архитекторов. Оно пройдет в ДОМЕ АРХИТЕКТОРА (особняк А. А. Половцова) по адресу: г. Санкт-Петербург, Большая Морская ул., д. 52, БЕЛЫЙ ЗАЛ (2-й этаж).

Тема совета: обсуждение статьи кандидата архитектуры, члена Совета ИКОМОС СПб Б.М. Матвеева: «Что лучше –  «горькая правда» или «ложь во спасение»? К вопросу о манипуляции исторической памятью».

Статья опубликована на сайте ИКОМОС СПб в январе 2018 года:
http://icomos-spb.ru/nauchnye-publikatsii/132-b-m-matveev-chto-luchshe-gorkaya-pravda-ili-lozh-vo-spasenie

 

МАТВЕЕВ Борис Михайлович – кандидат архитектуры, члена Совета ИКОМОС СПб.  В 1983-1995 годах работал в Специальном научно-производственном объединении «Реставратор» и в  проектном институте «Ленпроектреставрация». В 1996-1998 годах сотрудничал с коммерческими реставрационными организациями, занимался книгоиздательской деятельностью, преподавал историю города в петербургских гимназиях. С 1999 по 2016 год служил в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Автор фундаментальных историко-архивных исследований и научно-методических разработок к проектам реставрации, научных статей и научно-популярных книг по истории многих известных памятников Санкт-Петербурга и пригородов. В 2013 году защитил кандидатскую диссертацию по специальности 05.23.20. - Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия.

«Что лучше –  «горькая правда» или «ложь во спасение»? К вопросу о манипуляции исторической памятью».  В статье изложена суть проблемы, возникшей в связи  с применением современных методов сохранения объектов культурного наследия – дачных домов, построенных из дерева в начале XX века на территории Сестрорецка. По всей стране аналогичных объектов наберутся сотни, если не тысячи. В конце статьи содержится предлагаемое дополнение в Федеральный закон «Об охране объектов культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», которое, по мнению автора, может обеспечить адекватное современным реалиям правовое регулирование деятельности по сохранению памятников архитектуры и знаковых объектов исторической городской среды.

Деятельность в сфере сохранения объектов культурного наследия базируется на признанных мировым профессиональным сообществом принципах, осуществляется посредством разработанных на их основе методов и регулируется действующим законодательством.

Главная цель сохранения объектов культурного наследия провозглашена «Венецианской хартией» 1964 года: «Передать поколениям памятники во всем богатстве их подлинности». Программным документом в международной теории и практике, вобравшим в себя основополагающие принципы «Венецианской хартии», является «Конвенции об охране Всемирного культурного и природного наследия» 1972 года. В соответствии с этой Конвенцией каждая номинация памятника, предлагаемая для включения в Список Всемирного наследия, должна соответствовать четырем основным критериям «теста на подлинность»: «подлинность материала», «подлинность мастерства исполнения», «подлинность первоначального замысла» и «подлинность окружения». В основанной на этих критериях международной практике устанавливалась иерархия действий, направленных на максимально возможное сохранение подлинности – «поддержание, консервация, укрепление, реставрация, реконструкция», перечисленных в порядке нарастания их деструктивного воздействия на сооружение.

Федеральный закон «Об охране объектов культурного наследия...» содержит  все юридические термины, однозначно определяющие выше поименованные действия. В главе VII Федерального закона термины «поддержание» и «укрепление» заменены адекватным термином «ремонт памятника». Действия, обозначенные в Федеральном законе термином «приспособление объекта культурного наследия для современного использования» основываются не на общепринятых научно-методических разработках, а зачастую сопряжены с творческой импровизацией, подпадающей под юридическое определение понятия «реконструкция», данное в Градостроительном кодексе Российской Федерации.

Единственным деревянным дом в Сестрорецке, подвергшимся на рубеже столетий (конец 1990-х – начало 2000-х) полномасштабной научной реставрации, является «Дача Л.М. Клячко», сохраненная за счет государственных средств. Невмешательство бизнеса в данном случае следует расценивать как один из положительных факторов, определивших дальнейшую судьбу памятника. 

Приведенные в статье примеры свидетельствуют о том, что даже те старые деревянные дома, которые еще можно спасти ценой огромных усилий и затрат, потенциальными собственниками не будут обязательно востребованы. Фактически эти дома, не подвергавшиеся своевременному ремонту, исчерпали свой жизненный ресурс. К таковым относятся изрядно погоревший в 2010 году «Загородный дом Л.А. Змигродского» и «Дача Е.Ф. Важевской», простоявшая четыре года с проломанной крышей, которую наконец-то заделали  в начале февраля 2018 года только после того, как последовало личное указание губернатора Санкт-Петербурга.

Скорбный список можно продолжить, включив в него практически все сохранившиеся до наших дней объекты культурного наследия, служащие «подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры».  Их сохранение и даже воссоздание в историческом материале случай исключительный. Владельцы обремененной охранными обязательствами неликвидной недвижимости предпочитают восстанавливать памятник архитектуры, оказавшийся на краю гибели, в «более долговечных современных материалах».

По такой методике, в частности воссоздана «Дача А. К. Гербиха». Если не придираться к некоторым мелочам, то следует признать поразительное внешнее сходство копии с оригиналом.  И все-таки этот замечательный «новодел» никоим образом нельзя признать памятником архитектуры. Быть может, этот статус ему вернут наши потомки, но обманывать себя и своих современников, выдавая желаемое за действительное, значит  грешить против истины.

В списках памятников архитектуры, вероятно, могут оставаться только те воссозданные объекты культурного наследия, которые являются точной копией оригиналов во всех частях, включая интерьеры и все сочленения скрытых конструкций. В деревянном зодчестве они зачастую уникальны. В таких объектах непременно должны сохраниться значительные фрагменты подлинника. Соотношение между новым и старым – предмет экспертизы. Но и объекты, не достигающие высокого уровня аутентичности, не следует бросать на произвол судьбы. Они должны оставаться с обременениями на государственном учете и для них требуется законодательно учредить особый юридический статус «знаковых объектов исторической городской среды». Юридическим определением деятельности по сохранению таких объектов может быть термин, примененный для идентификации дворца царя Алексея Михайловича в Коломенском – «историко-художественная реконструкция». Для «новоделов», передающих внешний облик утраченных исторических памятников на охраняемых территориях ансамблей, достопримечательных мест и в зонах регулирования застройки, необходима их правовая защита, иначе они будут обречены на забвение, а все усилия и затраты, направленные на охрану исторической городской среды окажутся тщетны.

Ведёт заседание председатель Совета РАФАЭЛЬ ДАЯНОВ.

ВХОД СВОБОДНЫЙ.